ПРОБЛЕМЫ ВЛАДЕЛЬЦЕВ, СВЯЗАННЫЕ С ДРЕССИРОВКОЙ

Утверждение, что дрессировка может плохо отразиться на поведении, на первый взгляд кажется логической несообразностью.

Забудем пока о дрессировке “в духе Вудхауса”, и давайте посмотрим, как мы обычно пытаемся научить собак не проявлять слишком неприятные, надоедливые черты поведения. Вот уже много лет существует представление, что собаки учатся с помощью чередования наград и наказаний. И действительно, недавно я делал доклад в Кембриджском университете и там увидел, что на обложке проекта программы симпозиума напечатано: “Дрессировка животных предполагает ряд поощрений и наказаний”. В конце концов организаторы симпозиума не поместили это утверждение в окончательном варианте программы, однако ясно, что в их первоначальном намерении отразились прежние догматические представления.

Всякий раз, когда я встречаю дрессировщика с подобными старомодными взглядами, я обычно задаю вопpoc: “А вы могли бы научить касатку выпрыгивать из воды по вашему сигналу (свистку), если бы наказывали ее каждый раз, когда она не подчиняется?”

Те же принципы применимы и к человеку. Если вы пытаетесь усвоить некую идею и каждый раз, когда вы ошибаетесь, вас наказывают, то вскоре вы решите, что ее вообще не стоит изучать, и при первой возможности начнете избегать уроков.

Вот классический случай, показывающий, как синдром “поощрение-наказание” может отрицательно отразиться на том, чему мы стараемся научить своих собак. Доннер - так звали суку ротвейлера, которую привели ко мне на прием ее владельцы, супруги среднего возраста из Лестершира. При упоминании о ротти (то есть ротвейлере. - Прим. перев.) сразу возникает представление о самце с ярко выраженными лидерскими качествами. В данном случае все было иначе. Это была очень дружелюбная двухлетняя сука безупречного поведения. Она получила клеймо бойца-убийцы из-за следующих обстоятельств.

Доннер взяли в дом в возрасте восьми недель, она заняла место прежнего ротвейлера, который умер от старости. В семье держали, кроме того, взрослого бордер-терьера, который с первого дня возмущался вторжением вновь прибывшей и пользовался любой возможностью, чтобы поставить ее на место. Внимание, которое уделяли Доннер, потому что она была маленьким щенком, не способствовало улучшению отношений, и, как только Доннер начала взрослеть, появились зловещие предзнаменования. Между собаками часто возникали стычки из-за разных вещей, причем Доннер демонстрировала типичные для ротвейлера охранные и лидерские качества, а терьер вел себя, как и полагается терьеру который никогда не сдается.

Финалом их вражды явилась очередная драка, она закончилась тем, что бордер-терьера нашли с почти оторванными задними лапами и вспоротым животом. Единственное, что смог сделать ветеринар - усыпить беднягу, другого выхода не было. С этого дня на Доннер смотрели как на собаку резкими отклонениями в поведении и соответственно с ней обращались в присутствии других собак.

В местном клубе собаководов хозяевам посоветовали: “Всякий раз, когда она только посмотрит на другую собаку, подымайте удавку за ушами сзади и „придушивайте" ее”. Еще одним средством, которое рекомендовали тамошние специалисты, был резкий удар по голове куском резинового шланга. Проходили месяцы, а контролировать Доннер при встрече с другими собаками становилось все труднее, поэтому ее прогулки становились менее частыми. И наконец наступил момент, когда нужно было сделать окончательный выбор: или отучить ее от дурных привычек, или усыпить.

Я подошел к проблеме, исходя из предположения, что Доннер по натуре не драчлива. Случай, который отразился на ее репутации, был обусловлен ситуацией столкновения двух собак с ярко выраженными лидерскими качествами. Принять этот предложенный мной подход - значило совершенно изменить обращение с Доннер.

Вот как мы это сделали.
1. Заменили удавку широким кожаным ошейником.
2. Обычный короткий поводок заменили прочным удлиняющимся поводком.
3. Надели на нее легкий намордник, сконструированный специально для таких пород: он позволяет собаке дышать с высунутым языком и лакать, но не позволяет кусаться. Тем самым Доннер имела возможность общаться с другими (не агрессивными) собаками и они не подверглись бы опасности, если бы ей вдруг вздумалось напасть на них.
4. Возможности хозяев контролировать Доннер когда она спущена с поводка, были увеличены благодаря применению дисков (см. главу Как применять отрицательное подкрепление)
5. Изменения были внесены и в ее рацион питания, для того чтобы оказать успокаивающее действие.

Кожаный ошейник позволил Доннер не испытывать боли или неудобства всякий раз, когда она видела другую собаку, а возросшая за счет удлиняющегося поводка свобода значила, что ей не нужно было подходить к чему-либо в соответствии с заданными хозяевами расстоянием и скоростью. Это сразу сделало ненужной защитную агрессию и разрешило безопасные контакты с собаками. Это, в свою очередь, позволило владельцам расслабиться, сняло напряжение, которое передается от проводника собаке. Благодаря применению дисков, а не силы, Доннер стала более внимательной к хозяевам и вообще стала гораздо спокойнее вследствие изменений, которые были внесены в ее рацион. Через несколько дней хозяева открыли для себя истинный характер Доннер - общительный, дружелюбный, озорной.

Первая консультация длилась почти три часа, за это время мы обсудили общение собак и язык телодвижений. На основе этих новых знаний хозяев стали понимать, что Доннер была рада показа свою готовность подчиниться более авторитетной собаке. От намордника скоро отказались, был нужен лишь на короткое время. Доннер разрешили общаться с другими собаками, ограничивая ее контакты. Никаких осложнений не возникло. Хозяева написали мне, что в семье появился новый щенок терьера. “Сначала терьер огрызался, но Доннер на него не обиделась. К концу вечера щенок уже заигрывал с ней. Сейчас отношения развиваются очень благоприятно. Доннер главенствует, но она еще и товарищ щенка по играм. Они замечательно ладят, Доннер явно наверстывает упущенное - ведь когда она была щенком, ей не пришлось играть с собаками”.

Такие письма для меня настоящая награда. Хозяева Доннер уже думали, что ее придется усыпить, а теперь она очень важный и любимый член семьи.

Другая история (она прекрасно подтверждает тот факт, что иногда применяемый нами метод дрессировки может оказывать на собак вредное воздействие) произошла с бельгийской овчаркой.

Это был прекрасно выращенный великолепный представитель своей породы, который вдруг стал агрессивным. Никто из его братьев и сестер, ни один из родителей никогда не проявлял агрессивных наклонностей. Поэтому заводчик удивился, узнав, что этот пес, Самсон, кусается - он укусил по крайней мере шестерых - и всегда в дверях.

Заводчица из питомника в Бристоле, где содержали Самсона, привела его ко мне, потому что служительницы ее питомника не могли с ним справиться. Приняв его обратно от первоначальных владельцев и поместив в свой питомник, она была убеждена, что Самсон вовсе не агрессивен. Обстоятельства сложились так, что она продала его людям, которые показались ей понимающими, хотя никогда прежде они не держали собак. После долгих размышлений заводчица решила, что если сможет контролировать ситуацию, то Самсон приживется у этих хозяев. Очевидно, в очень раннем возрасте пес привык проскакивать в дверь первым, особенно имея дело с хозяйкой, но ни хозяйка ни ее муж не обратились к заводчице за советом.

Вместо этого они попросили совета так называемых опытных владельцев, и те сказали им, что нужно пользоваться удавкой и поводком и в тот момент, когда Самсон попытается проскочить в дверь первым, нужно, пустив в ход удавку приподнять его, оттащить от двери, привязать и наказать хлыстом. Понятно, что эти меры помешали Самсону первым проходить в дверь, однако теперь он стал вести себя агрессивно, когда его подводили к дверям на поводке. Естественно, что в результате при подходе к дверям поводок натягивали сильнее, в ожидании проявлений агрессии.

Я был свидетелем этой так называемой агрессии. Она выражалась в том, что пес подпрыгивал, цеплялся передними лапами за поводок и глаза у него вращались, так что видны были белки - классическая реакция страха. Хозяева, а затем и служащие питомника истолковали эти признаки как начало агрессии и, в свою очередь, реагировали тоже агрессивно. Своими действиями они спровоцировали реакцию: держись или спасайся бегством. Самсон в этой ситуации не мог убежать и испытывал страх. У него не было другого выхода, кроме самозащиты и то, что все укусы были сдержанными (они оставляли синяки, царапины и тому подобное), делает ему честь. Будь я на месте Самсона, я бы впал такое паническое состояние, что разорвал бы кого-нибудь на части. Но ведь я трус...

Мы надели на Самсона широкий кожаный ошейник с гибким поводком (похожий на тот, о котором печь в предыдущем примере), чтобы увеличить расстояние и создать ощущение свободы. Я подошел ко входу в свою приемную вместе Самсоном, и он сразу же запаниковал и попятился примерно на шесть футов, то есть насколько позволял поводок. Я продолжал идти к двери, говоря: “Не бойся, дурачок, пойдем”, но не пытался втащить его силой. Самсон отреагировал на приглашение, вбежал в дверь и получил в награду лакомство. В течение следующих тридцати минут мы проделали это три или четыре раза, пока, наконец, Самсон не стал доверчиво относиться к поводку в ситуации входа и выхода из дверей.

Таким образом, мы пытались постепенно изменить приобретенные Самсоном на опыте представления, которые вылились в агрессивную реакцию на специфическую для людей форму обучения - наказание нежелательного поведения, чтобы научить собаку не делать чего-то. Для этого метода придумано название - десенсибилизация, которое звучит ужасно научно, но означает, по существу, что мы изменяем ожидания собаки относительно того, что должно произойти. Я упомянул, что мы продолжали тренинг до тех пор пока Самсон не стал совсем доверчивым.

Доверие - ключ к проблеме этой особой формы агрессии. Для того чтобы полностью избавить собаку от проблемы, требуется понимание хозяина и участие в работе кого-то, кто умеет различать проявления страха и агрессии, неуверенности и упрямства. Мое личное мнение таково: у сотрудниц питомника не было ни времени, ни достаточно доверия к собаке, чтобы ее излечить. Обстоятельства самой заводчицы таковы, что она не может держать Самсона у себя долго. Боюсь, в конце концов Самсона придется подвергнуть эвтаназии. Очень жаль, ведь в общем он славный пес и его поведение - результат выполнения его неопытными хозяевами совета, данного из лучших побуждений. Рекомендации такого рода никуда не годятся, и ради будущего спокойствия владельцев и благополучия всех собак необходимо найти другое решение проблемы.

Слишком часто собак усыпляют или считают агрессивными по той причине, что к ним применялись общепринятые методы дрессировки. Оба приведенных здесь случая показывают, что наказание как способ дрессировки фактически усугубляет проблему и влияет на поведение собаки таким образом, что животное становится опасным. Собаки кусаются, рычат и лают, но это не обязательно означает, что они агрессивны. Агрессия - форма их борьбы за превосходство, они могут проявлять агрессивность по отношению к нам, желая взять над нами верх или “призвать нас к порядку” и наказать. То, как мы поступим в этой ситуации, или укрепит, или окончательно расстроит наши отношения с собакой.

Если вдуматься в тот факт, что собака способна работать челюстями в четыре раза быстрее, чем человек руками, то становится ясно и другое: если мы позволили собаке искренне поверить, что она выше нас по своему положению стае, то в случае открытого столкновения с нами она, вероятно, нас искусает. И мы бросаем собаке вызов, наказывая ее, а у нее нет возможности спастись бегством, собака уже реагирует иначе - она будет защищаться.

Я не оправдываю собачьи укусы, но я по крайней мере понимаю причины, их вызывающие. Мне хотелось бы убедить читателя в следующем: мы всегда хорошо знаем, чему хотим научить своих собак, но очень часто не знаем, что наша собака уже знает по собственному опыту.

Еще один пример поможет нам лучше разобраться в этих вещах. Недавно мне позвонила одна дама и пожаловалась, что ее девятимесячная собака все еще пачкает в доме по ночам. Расспросив хозяйку о рационе собаки, времени прогулок, кормления и прочем, я поинтересовался, как она поступает, когда утром обнаруживает, что собака напачкала. И получил ответ: “Я его не наказываю. Я не считаю, что собак надо наказывать физически. Я просто тычу его носом в кучу и выгоняю из дома”.

Хозяйка искренне верила, что пользуется общепринятым способом отучить собаку пачкать в доме. Но собака может при этом усвоить только одно: люди помешаны на собачьих кучках. Кажется они входят в комнату только для того, чтобы их найти, а когда найдут, то направляются к тебе с потемневшими от гнева глазами и голубыми искрами, сыплющимися из ушей, и рыча бессмысленные слова: "Что это такое?!”

Собака, уже напуганная видом хозяина, съеживается от тона его голоса и принимает позу, выражающую покорность. Как она узнала еще щенком, живя с матерью, таким поведением можно остановить дальнейшие враждебные проявления. Однако с людьми все не так. Тебя хватают за шею тычут мордой в грязь, а потом надолго выгоняют из дома.

С точки зрения человека, вы преуспели в том, что размазали грязь по ковру и забили ею ноздри собаки. С точки зрения собаки, вы научили ее тому, что ситуация, когда на ковре кучка и в комнату входит человек, предвещает что-то плохое. Будь я на месте собаки с активным защитным рефлексом, я бы рычал и кусался, чтобы защититься, и меня, наверное, назвали бы агрессивной собакой. Если бы я был собакой с пассивным оборонительным рефлексом, я бы убегал и прятался при первом же признаке агрессивности на лице хозяина, и, вероятно, про меня сказали бы, что я сознаю свою вину. Если бы я был умной собакой, я бы догадался, что комбинация “мои испражнения и мой хозяин” не обещает ничего хорошего, и, быть может, съел бы “улики”. Полагаю, что в последнем случае меня назвали бы копрофагом. Однако, каким бы ни был мой характер, я, конечно, поостерегся бы справлять нужду в доме в присутствии хозяев, потому что уже знал бы, что они, похоже, имеют странную навязчивую идею, связанную с собачьими экскрементами, поэтому если они уже одеты, чтобы вывести меня на поводке под дождь перед сном, то они здорово промокнут, потому что я и не подумаю что-то сделать в их присутствии. Я подожду, пока они не скроются из виду, и даже могу пойти в другую комнату, лишь бы они ничего не нашли. Если собака испражняется за пределами логова, то вышеописанное - нормальное собачье поведение.

ПОСЛЕДСТВИЯ НЕПРАВИЛЬНОЙ ДРЕССИРОВКИ

До сих пор мы занимались областями, которые обычно не рассматриваются, когда ведется поиск причин того, почему собака делает что-то или, напротив, чего-то не желает делать. Записи моих наблюдений показывают, что все затронутые нами факторы следует изучить, прежде чем принимать решение о необходимых мерах.

Теперь рассмотрим другую причину плохого поведения - некоторые традиционные общепринятые методы дрессировки и связанные с ними предрассудки. Мы уже обсуждали, каким образом собаки реагируют на практическое применение теории “ткните ее носом в то, что она натворила” и чему это на самом деле учит собаку. В прошлом люди прониклись убеждением, что это - действительно метод, потому что собаки постепенно переставали пачкать дома и приучались проситься на прогулку. Никто никогда не задумывался над тем, что отвыкание происходило в силу естественных причин.

Мы довольны - ведь метод срабатывает, и не видим, что при этом возникает недоверчивое отношение к нашим намерениям, когда мы входим в комнату. Более покорные собаки при нашем появлении в комнате приближаются к нам, съежившись от страха раболепно извиваясь, что означает: “Я жалкий червяк и признаю твое превосходство”. Собаки выражают покорность по-своему: им для этого достаточно помочиться. Мы видим, что собака это делает и приходим в ярость. Возникает порочный круг: собака демонстрирует покорность нормальным для собаки способом, а мы, подчиняясь предрассудкам, наказываем ее. Важно помнить, что для собаки персидский ковер за две тысячи фунтов - всего лишь пол в логове.

Ни одно животное нельзя чему-то научить с помощью наказания. Мы признаем, что если мы зовем кошку, а она убегает, то тут ничего не поделаешь. Остается только найти какой-нибудь способ побудить ее отреагировать на наш зов. Если то же самое происходит, когда мы подзываем собаку, мы раздражаемся и хотим ее наказать. Желание отомстить, наказать - чувство, свойственное человеку, я имею в виду наказание после совершения поступка, в противоположность немедленной каре.

Недавно я наблюдал, как две молодые девушки пытались поймать пони в открытом поле. Через пять минут они сдались и отправились за приманкой. Когда они вернулись и потрясли миской, пони подошел очень осторожно. Они надели ему хомут, а затем три раза ударили по шее кнутом. И приговаривали, что пони надо дать урок. Девушки не понимали, что единственное, чему они, возможно, научили пони - не подходить к ним, даже когда они предлагают еду. Я уверен, что девушки ни в коем случае не были садистками, но они усвоили точку зрения людей, которых считали знатоками лошадей. Они искренне думали, что делают то, что полагается делать в таких случаях. Как часто вы видите людей, которые бьют свою собаку - если им удастся ее поймать - пытаясь таким способом научить ее никогда больше не убегать?

Посмотрим, каким традиционным способом сейчас дрессируют собак. Во-первых, большинство рассматривает дрессировку собак как механический процесс, для которого необходимо стать членом местного клуба, чтобы там собаку научили себя вести. Двадцать или тридцать лет назад клубы собаководов посещали главным образом люди, в первую очередь заинтересованные в соревнованиях по курсу послушания хозяину. Клубы всегда предлагали помощь и советы хозяевам собак, но совершенно очевидно, что на эти советы влияла специфика их любимого вида спорта. Подразумевалось, что собака всегда должна сидеть прямо, должна держать в пасти аппортировочный предмет, но не жевать, и так далее. Конечно, способность научить свою собаку выполнять команды на таком высоком уровне свидетельствует о вашем умении контролировать ситуацию в условиях тренировки, но не имеет прямого отношения к потребностям среднего владельца собаки.

Несомненно, все больше людей посещают занятия, и это хорошо. Однако состязания дрессированных собак с годами очень мало изменились, не изменилась в своей основе и дрессировка. Мой совет владельцам всегда таков: пойдите на занятия без собаки и понаблюдайте за происходящим. Если то, что вы увидите, вам не понравится, скорее всего, все это не понравится и вашей собаке.

Появляется все больше клубов дрессировки, где придерживаются передовых взглядов. К клубам следует подходить избирательно. Должен заметить, что во многих клубах собаководов не расспрашивают владельцев о поведении их собак в домашней обстановке. В результате в клубах дают советы, как дрессировать собаку в неестественной обстановке, где собака в конце концов понимает, что у нее нет иного выхода, кроме подчинения командам. Или наоборот, хозяевам собаки, которая агрессивно протестует против того, что она расценивает как нарушение установившейся иерархии, зачастую дают понять, что они - нежелательные члены группы, или даже откровенно просят покинуть группу, потому что их собака подает дурной пример остальным.

Согласен, мои критические замечания не совсем объективны, потому что речь идет о “проблемных” собаках, которых в конце концов направляют ко мне на консультацию. Я не имею дела с собаками успешно закончившими курс дрессировки, число которых значительно превышает отсев. Я также понимаю проблемы, с которыми сталкиваются дрессировщики, когда в группу попадают агрессивные особи, оказывающие дурное влияние на остальных собак. Тренерам приходится думать о группе в целом не только с точки зрения безопасности, но и с учетом того, что присутствие в группе из пятнадцати собак одной собаки с проблемами поведения может привести к тому, что остальные четырнадцать ничему не научатся.

Большинство групп начинает занятия с упражнений на хождение рядом. По-видимому, существует какой-то неписаный закон, по которому все должны ходить по кругу по часовой стрелке, причем собаки идут слева от хозяев, образуя внешний круг. С точки зрения собаки, такой порядок позволяет всем собакам пасти всех людей. В результате хвосты у них подняты вверх, подчеркивая чувство превосходства, уровень шума возрастает как выражение того же чувства, собаки тянут все сильнее - естественно, ведь собака, которая пасет стаю, должна иметь право ее возглавлять. С другой стороны, если вы идете чуть быстрее обычного медленного темпа в направлении против часовой стрелки, собачьи хвосты будут опущены и уровень шума снизится. В итоге собак становится легче контролировать, потому что люди берут на себя роль пастухов, когда собаки находятся с внутренней стороны круга.

Далее следуют некоторые предложения, которые оказались полезными в прошлом и могут помочь клубным инструкторам отчасти справиться с проблемами, регулярно возникающими в клубах. Эти предложения также должны помочь повысить успешность обучения.

1. Никогда не позволяйте инструктору-новичку брать группу начинающих. Может быть, из них со временем получатся превосходные дрессировщики собак, но учить других людей - особое искусство. Необходимые навыки редко бывают природным даром. Этому нужно учиться. Предоставьте начинающим инструкторам возможность помогать квалифицированному и опытному инструктору или дайте им попробовать себя в группе второй или, что еще лучше, более высокой ступени. Слишком часто я вижу, что “первым классом” руководит самый молодой преподаватель, а ведь именно этот класс нуждается в самых компетентных советах опытного и знающего специалиста.

2. Всегда начинайте занятия со всеми членами начинающей группы в один день. Практика гибкого подхода к зачислению, когда новые члены могут присоединяться к группе в любое время, несправедлива по отношению ко всему классу и ставит в трудное положение новичка и его собаку, что также безусловно несправедливо. Новый ученик требует дополнительного внимания, а когда с группой работает только один инструктор, оно может идти в ущерб времени, уделяемому остальным членам группы. Даже если выделить специального ассистента для индивидуальной работы с новичком, у него часто возникает ощущение, что остальные за ним наблюдают. Самое важное - забота о собаке. Те собаки, которые занимаются в группе регулярно, спустя самое короткое время образуют нечто очень похожее на стаю диких собак. Быть может, здесь и не возникает жесткая структура, как в домашней “стае”, но все же собаки знакомятся друг с другом и в группе устанавливается своего рода иерархия. Любой новичок становится непрошеным пришельцем, происходит целый ряд демонстраций угрожающих поз. Новичок знает, что вторгся в область где уже есть сформировавшаяся группа, и из-за этого чувствует себя очень неуверенно. А неуверенная в своей безопасности собака не способна учиться.

3. Перед тем как начать заниматься с новой группой, выясните, не проявляется ли у какой-либо из собак агрессивность по отношению к другим собакам. Если это так, будет разумным попросить владельца оставить собаку в машине, пока остальные собаки учебной группы не успокоятся и не будут чувствовать себя свободно в присутствии друг друга. В начале занятий каждой новой группы каждая собака считает себя нарушителем границ чужой территории, и поэтому редко возникают какие-либо неприятности. Когда установится непринужденная атмосфера, можно привести драчливого пса. Он почувствует, что все здесь “свои” и это умерит его агрессивность. Эта простая процедура позволит вам объединить новую группу без особых проблем. Независимо от породы, размеров или генетического статуса, все собаки знают о законах территории, и именно поэтому даже самые спокойные собаки отгоняют других собак от своей собственности. Хозяин собаки будет более чем счастлив подчиниться, потому что агрессивность, возможно, и была основной причиной его решения записаться группу. Показав, что агрессию можно сдерживать, вы дадите стимул для продолжения занятий. Если вы объясните остальным членам группы, что должно произойти, то возможность предвидеть поведение собаки покажется привлекательной. Это положит начало осознанию ими того, что дрессировка собак представляет собой нечто более сложное, чем нажатие кнопок или дерганье за ниточки.

4. Никогда не начинайте занятия с обучения команде “Рядом!”. Громкие звуки и быстрое движение усиливают возбуждение собак и повышают риск агрессивных столкновений. Целью любого инструктора должно быть создание спокойной обстановки для обучения как людей, так и собак. Статические упражнения, как, например, команды “Сидеть!” или “Лежать!” помогут вам быстро добиться желаемого. Усадите всех в кружок на пол (или на коврики, если ваш клуб шикарный) и велите хозяевам держать собак на поводках, но не отдавать им никаких команд. Очень скоро большинство собак спокойно улягутся рядом с хозяином или, если захотите, будут смирно сидеть. Пока вы ждете, когда все успокоятся, можно поговорить о целях дрессировки и рассказать, что ожидается в итоге занятий в течение следующих недель. Очень полезно бывает объяснить, почему урок начинается именно таким образом. Когда хозяева поймут принципиальную важность окружающей обстановки для процесса обучения, они не будут ожидать, что сразу же после первого занятия собака станет обученной. В это время можно поговорить о рационе, снаряжении или даже о значении структуры “стаи” в доме. Правильно построенное первое занятие, на котором нет упражнений на движение - ключ к успеху всего учебного курса.

5. Если в течение следующих недель одна из собак начнет оказывать на других дурное влияние особенно, если она начнет проявлять агрессивность по отношению к другим собакам, избегайте наказаний. Цель любого из упражнений - научить собаку вести себя приемлемо всегда, а не только пол угрозой наказания. Метод “кнута” может научить собаку не проявлять агрессивности только в клубе собаководства, когда на шее удавка с поводком. Это обучение через страх, а если собака боится действий хозяина, ее способность научиться другим вещам снизится. Что собака обязательно усвоит, так это то, что присутствие другой собаки - прелюдия к наказанию, а значит, надо поскорей прогнать чужака прочь, пока его не увидел хозяин. Иными словами, наказание может усугубить проблему, и обычно так и бывает.

Один из способов обуздания агрессивности у собак в условиях клубных занятий заключается в том, чтобы дать иное направление инстинкту собирать “стаю”, пасти ее. (Важно отметить, что нижеследующая процедура должна применяться только под наблюдением.) В центре поместите вожатого с собакой, она должна быть на поводке и в обычном ошейнике. Это важно, потому что цель упражнения - не наказать, а просто ограничить свободу. Всякого болевого воздействия, которое может спровоцировать агрессию, следует избегать. Поза собаки свободная, никаких команд давать не следует. Вокруг них образуйте круг из других вожатых с собаками на таком расстоянии, чтобы контакт был невозможен, даже если собака центре и одна из собак из круга стремительно бросятся друг на друга. Обычно для данного тренинга достаточно четырех-пяти собак, тщательно подобранных. Чересчур покорных или, напротив, авторитарных животных не следует включать в группу. Движение по кругу начинается спокойным шагом против часовой стрелки. Это позволяет вожатым “пасти” своих собак, которые, в свою очередь, пасут собаку в центре. Поначалу она будет набрасываться на одну или нескольких собак, идущих по кругу, и может получить такую же реакцию в ответ. Следует следить за проявлениями агрессии с обеих сторон, но нельзя отдавать ни положительных, ни отрицательных команд. Через несколько минут собака в центре станет спокойнее и ее хвост постепенно начнет опускаться. В этот момент внешний круг может немного приблизиться к ней. Через несколько кругов вы увидите, что собака в центре избегает смотреть в глаза собакам во внешнем круге. Когда это произойдет, круг можно разомкнуть и вывести собаку из комнаты минут на десять. Если упражнение повторить, собака в центре может сделать символическую попытку нападения, но такие попытки не будут продолжаться долго, и нужно делать то же, что и раньше. Когда круг несколько сузится, вы увидите слабые признаки покорности у собаки в центре круга. Снова сделайте перерыв и повторите упражнение примерно через десять минут. На сей раз собака в центре приложит все усилия, чтобы выйти из круга: этим заканчивается укрощение агрессивной собаки с помощью стаи. Обычно тренинг производит длительный эффект в данном окружении и дает дополнительно “knock-on эффект” по отношению к собакам за его пределами.

Важно, однако, не переборщить с этим приемом и использовать его только после того, как все другие пути были испробованы и не увенчались успехом. Я имею в виду изменение рациона, изменение в структуре стаи, медицинская консультация и так далее.

6. Нужно признать тот факт, что некоторые собаки не поддаются дрессировке в условиях клуба. Вы должны постоянно следить, нет ли у собак в вашей группе признаков стресса. Некоторые собаки могут дать реакцию стресса на какие-то определенные упражнения. Такие реакции обычно удается смягчить, изменив методику. Для некоторых собак даже простое пребывание в группе на занятиях может оказаться стрессовой ситуацией. Если это так, они никогда ничему не научатся. Хороший инструктор укажет хозяину собаки на признаки стресса и сумеет дать совет и предложить помощь в виде частных занятий или в группе на дрессировочной площадке на открытом воздухе.

К несчастью, многие дрессировщики отказываются признавать, что их курсы годятся не для всех собак, и упорно продолжают учить необучаемую собаку, недвусмысленно взваливая всю вину за недостатки собаки на плечи ее хозяина. В результате многих собак насильственно доводят до стресса, а инструкторы, вместо того чтобы помочь хозяевам справиться с такими собаками, фактически создают новые проблемы, которых у собак не было до занятий в клубе. Многие клиенты говорили мне, что при втором или третьем посещении клуба их собака отказывалась туда входить. Неизменно они получали один и тот же совет: заставить собаку повиноваться. И не важно, пребывали ли собаки в состоянии паники или были кровожадными. Тот факт, что собаки не хотели идти на очередные занятия, должен открыть нам глаза на некоторые вещи...